2.1.. Артем Балуев. «Реальность основана на документе»: интервью с Владленой Санду о фильме «Святый боже»
.........Короткометражная документальная картина «Святый Боже» участвовала во множестве фестивалей, в том числе в Локарно. Лента снята Владленой Санду в 2016 году и повествует о ее тяжелом детстве в Грозном и травмах, с ним связанных.
.........Санду создала псевдопортрет или псевдодневник. Это исследование ускользающей реальности и меркнущей памяти, выхватывающей яркие и страшные события прошлого. Шокирующий монолог о детстве и юношестве прочитан с хладнокровием. Он важен не только для понимания фильма, но оказывается неотрывной частью травмы, переплетенной с любовью к матери. Воспоминания о человеке и жутких событиях спокойно проговариваются для фиксации безучастнойкамерой.
.........Санду, будучи режиссером фильма, является и его центральным героем. Это тот случай, когда автор рассказывает о себе через детали или других людей. Ее переживания и потери становятся задокументированными и, как следствие, уже не принадлежат ей. Становясь частью искусства, боль обретает возможность быть оцененной со стороны. Отождествление с героем не наталкивает на мысли о своих проблемах, но затягивает в мир автора. Санду в монологе не критикует политику войны или условия жизни, но лишь констатирует.

.........Поиск истины откладывается, а пока только рефлексия. Застывшие кадры, появляющиеся одновременно с ударами кремлевских часов, являются артефактами из прошлого. Память — это тот материал, из которого часто строятся документальные фильмы. Но редко случается, когда память настолько сильно давит на реальность, что от действительности хочется спрятаться. Ставится вопрос о том, как можно построить будущее с помощью прошлого, если о прошлом нельзя говорить? По преданию, молитва «Трисвятое», чьи строки вынесены в название кинофильма, была услышана мальчиком после молитвы во время землетрясения в Константинополе. Явление ангела стало ответом на страдания. Название фильма можно трактовать как личную попытку приблизиться к духовному через хаос насилия.
.........«Святый Боже» — это попытка средствами документального кино «написать», точно «камерой-пером», несколько страниц своей жизни.

Кадр из фильма Ингмара Бергмана «Час волка» (1968)
.........Артем Балуев: Как ты пришла к двухчастной структуре?
.........Владлена Санду: Там три части.
.........А. Б.: Я имею в виду, что первая часть называется «Видеодневник», вторая «Святый Боже». Других разделений нет. Первая — монолог. Вторая — фиксация реальности.
.........В. С.: Нужно задаться вопросом об уровне контроля любого документального кадра. Всегда есть композиция, конкретный момент входа и выхода, вопрос документальности и недокументальности. В пример могу привести «Час волка», в начале которого Лив Ульман разговаривает с камерой — здесь проходит граница: дальше Ульман играет. Это игровое кино, а у меня документальный фильм.
.........А. Б.: Как ты пришла к тому, чтобы выделить первую часть, которая задаст определенный стиль для всего последующего? Почему монолог в начале?
.........В. С.: Я точно понимала, что этот монолог нужен. Материал, который существует в фильме, уже был снят. Моя бабушка уже умерла, и я это записывала на второй день. Для меня было важно, чтобы все было снято. В процессе я уже поняла, что разговариваю не с камерой, а с теми, кто уже есть там, за ней, со зрителем. По поводу формы: еще раз повторю, что меня очень впечатлила эта сцена с Ульман.
.........А. Б.: Это заимствование?
.........В. С.: Скорее отсылка.
.........А. Б: Есть такое понятие «камера-перо». Его ввел Александр Астрюк. Он говорил, что скоро режиссеры смогут писать камерой, как это делают писатели. Он противопоставлял этот вид кино театральному. Он относил режиссеров типа Брессона и Ренуара к представителям этого нового жанра. У меня при просмотре твоего фильма возникло ощущение именно такого кинематографа. Ты полностью контролируешь весь процесс, от камеры до самого текста, в том смысле, что можешь что-то включить или изъять. Такой замкнутый круг, абсолютный контроль.
.........В. С.: Есть такое понятие, как селфи-фильм. Тоже автор полностью все контролирует. Я думаю, такие вещи есть у Сокурова.
.........А. Б.: Да, безусловно. Особенно в короткометражных работах.
.........В. С.: Или в присутствии автора в кадре или закадрово. Какие-то элементы его или ее, конечно, присутствуют. Сокуров полностью контролирует происходящее и показываемое на экране.
.........А. Б.: Если предположить, что у тебя «камера-перо», то интересно, как ты пришла к такому решению, приему — использовать снимки как артефакты. Ты их наделяешь новым качеством и присваиваешь. Они достаточно экспрессивно поданы, как аттракцион по Эйзенштейну.
.........В. С.: Это уже переход в другое измерение. Я посвятила свою работу своим маме и бабушке. Они для меня важны. Запечатленное время. Моя следующая работа также посвящена памяти. В ней тоже много артефактов, они наполняют ее реальностью. Признание персонального опыта в истории отчасти формируется за счет артефактов. Артефакт — это документ. Мы все живем, представляясь документом. Реальность основана на документе.
.........А. Б.: Двух выхваченных из реальности кадров и монолога не хватало для передачи реальности — потребовались артефакты. Как ты понимаешь реальность в документальном кино?
.........В. С.: Реальность вокруг нас. Вся хроника, которую мы видим — это конструирование реальности. Ракурс всегда определенный. Любая композиция вычленяет реальность. Произведение уникально тем, что автор на основе этого вычленения может формировать мир.

Подпишитесь на рассылку из разных профессиональных областей — журналистики, цифровых медиа, дизайна, кино, социальных наук и других областей
Подписываясь на новости, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных