1.2..Елена Бугакова. Москва и чудо Виктора Пивоварова
.........Краткий обзор «Московского альбома».
.........24 октября в Мультимедиа Арт музее (МАММ) открылась лиричная выставка «Московский альбом» — впечатление о жизни советского андеграунда. В четырех сериях показаны столичные истории глазами художника-очевидца.

.........Виктор Пивоваров представляет направление, названное философом и теоретиком Борисом Гройсом «московским романтическим концептуализмом». Кроме Пивоварова к этому течению относят и других классиков неофициального искусства Советского Союза: Эрика Булатова, Льва Рубинштейна, Илью Кабакова, художников группы «Коллективные действия». Несмотря на то, что Виктор Пивоваров уехал за рубеж еще в 1982 году, он продолжает оставаться тесно связанным с Москвой и с воспоминаниями об атмосфере андеграунда 1970-х — эти темы стали ведущими на выставке «Московский альбом».
.........С момента прошлой масштабной выставки Пивоварова в столице прошло два года. В 2016 году открылись два проекта: «След улитки» в «Гараже» и его часть «Потерянные ключи» в Пушкинском музее. Если «Потерянные ключи» представляли цикл с отсылками к Ренессансу и философскими размышлениями об искусстве классическом и современном, то «След улитки» объединил и ранние серии 1970-х годов, и живопись с начала 2000-х, поставив на тот момент точку.


.........Теперь спустя два года в Мультимедиа Арт музее спонтанно открылась новая выставка Виктора Пивоварова — «Московский альбом». Директор МАММ Ольга Свиблова на открытии рассказала, что музей случайно узнал о новой серии художника — так и начали собирать выставку.
.........В центре, на главном развороте «Московского альбома» — новый живописный цикл «Москва, Москва!» (2016–2018), в котором изображения похожи на коллажи и состоят из двух уровней — московской жизни и супрематических фигур (дань великому авангарду). А по краям, как серийная обложка для пока последнего сочинения, выставлены три альбома. Начинать необходимо с «Действующих лиц» (1996), именно в них заложен фундамент понимания остальных серий.
.........Во-первых, «Действующие лица» соединяют рисунок и текст, подготавливая одновременно к альбому «Если» и к сложным образам живописи. Во-вторых, листы наполнены символами города вроде привычных пейзажей Красной площади и сталинских высоток. В-третьих, герои серии — люди, окружавшие Пивоварова: члены семьи, друзья, коллеги, переданные то в портретах, то в сценках, но каждый раз с особой теплотой. Нашлось место даже котам и собакам на листах «Игорь Холин и его собака Тунгус», «Генрих Сапгир, его жена Кира и кошка Сапгира», «Эдик Штейнберг, его жена Галя и его собака Фика», но в центре, конечно, художественная среда, как в «Мастерской Кабакова». По совпадению, параллельно в Третьяковской галерее идет выставка «В будущее возьмут не всех».

.........Масштабную ретроспективу Ильи и Эмилии Кабаковых не сравнить с экспозицией в МАММ по охвату творчества и разнообразию работ (чего стоит одна только инсталляция с дневником и письмами матери), и отчасти поэтому выставки двух друзей-концептуалистов могут оставить противоположные впечатления. Кабаков всю жизнь рассказывает о советском человеке со стороны коммуналки со всей безысходностью и грустью, и мечта о свободе достижима либо катапультой сквозь потолок, либо высокой лестницей в сторону ангела. У Пивоварова в «Московском альбоме» мечта живет в воздухе, и к ней никто не строит лестниц.
.........Москва продолжается в альбоме «Если» (1995), лишенном изображений. В нем только текст, сценарий дня: одеться и выйти или остаться дома? Вся серия превращается в большую тест-схему, у каждой ветви свой конец. А третий альбом (2005–2010) обманчиво называется «Флоренция», но сомнений нет: он тоже о Москве. Те же виды из окон и мебель в комнатах, те же сталинские высотки и трубы заводов, герои будто те же, что в «Действующих лицах». «Поскольку жизнь была интенсивная, то существовала какая-то мечта, что, может быть, Москва станет такой же, как Флоренция, для истории культуры», — объяснял Виктор Пивоваров во время прогулки по выставке во время вернисажа. — Последний лист здесь немного грустный: он говорит о том, что чуда не случилось, но одновременно там есть такие слова, что, может быть, мы чудо не заметили, в повседневной жизни прошли мимо того чуда, которое все-таки было».

.........Глубже проникнуть во все уровни работ Пивоварова на выставке помогут две вещи. Первая — это голоса философов, писателей, поэтов, звучащие в зале живописи. В каждом углу свои герои, и, чтобы узнать обо всех, нужно пройти экспозицию до конца. Вторая — выпущенная для выставки книга бесед с Виктором Пивоваровым и его сыном, художником Павлом Пепперштейном. Именно в ней вам откроется «Московский миф».
.........Выставка «Московский альбом» будет в МАММ до 2 февраля.

1.1..Елена Бугакова. Повинуйся стрит-арту
.........От стикеров до муралов: работы американского уличного художника Шепарда Фейри привезли в Москву. Выставка «Форс-мажор» открыта в Московском музее современного искусства (ММОМА) на Гоголевском бульваре до 4 ноября.
......... Никакому другому виду искусства слово «форс-мажор» не подходит так хорошо, как уличному, где художник балансирует на грани успеха и провала, свободы и ареста. Шепарда Фейри (Shepard Fairey) обвиняли в нарушении авторских прав с постером «Hope» («Надежда») и его первоисточником — фотографией Associated Press и арестовывали за граффити за полчаса до открытия собственной выставки в Бостоне. Однако и сам Шепард способен создать форс-мажор: набить татуировку diabetic, чтобы при аресте получать необходимый инсулин, или напечатать правозащитные постеры в The Washington Post на деньги с «Кикстартера», обойдя запрет на плакаты в день инаугурации Дональда Трампа.
.........На вопрос, не страшно ли быть уличным художником вне закона, Шепард во время своей экскурсии по выставке ответил: «Я чувствовал страх, когда лез по трубам на крышу. Надеялся, что строители закрепили их, действительно, хорошо. И боялся, когда меня арестовывали 18 раз. Но намного больше боюсь попасть в полицию, чем упасть с крыши».

.........Экспозиция разделена на тематические зоны. Основные — политика, экология, музыка, война и мир. В экспозиции два входа, что подчёркивает отсутствие чёткого сценария: смотреть работы можно в любом порядке.
.........Шелкографии и постеры Шепарда Фейри родились на почве окружающих его проблем — так он визуализирует свою активную позицию: за мир, свободу, демократию, толерантность. Не смотря на то, что эти проблемы актуальны во многих уголках планеты, художник пропускает их через локальный контекст. В работах встречаются американские символы. Больше всего их в зале о политике. Помимо постера с Бараком Обамой и серии We the People («Мы, народ») к инаугурации Трампа, представлены шелкографии о капитализме, стилизованные под долларовые купюры, «t's Mourning in America («Скорбное "Утро в Америке"») с отсылкой к рекламному ролику Рональда Рейгана. Не менее популярна серия из трех работ с портретами улыбающегося полицейского-беспредельщика с дубинкой, Дяди Сэма — Дяди Скэма, мошенника, как называет его Шепард — с черепами «мир», «правосудие», «демократия», «гражданские свободы», «права человека» и «частная жизнь», и Анджелы Дэвис — правозащитницы, связанной с партией «Черные пантеры». В авторских фонах, сделанных Фейри вручную, мелькают вырезки из газет и комиксов.

.........Детали американской жизни считываются и в теме экологии: это заправки в стиле Standard Station Эда Рушея и «Автозаправки» Эдварда Хоппера, пейзаж с ветряным насосом и орлом «Прогресс. Регресс» или «Рай преображается» с видом на буровые вышки на пляже — копией старых снимков Хантингтон Бич в Калифорнии.
.........С муралами у художника долгие взаимоотношения. Он вписывает их в контекст городского пространства там, где проходят его выставки: так работы украсили дома Парижа, Лиссабона, Сиднея, Вены, Амстердама. В Москве Фейри отметился в двух местах. Сначала на Мытной, 12 появилось изображение «Искусство должно распространяться повсюду» (раньше эту стену уже расписывали под Лихтенштейна). Затем Фейри присоединился к проекту «ARTRIUM» и оформил фасад торгового центра, сделав ставку на советских конструктивистов, творчество Маяковского и Родченко. Референсы и материалы для муралов тоже выставлены на «Форс-мажоре».
.........«О моих работах существует много странных теорий. Наверное, некоторые ранние произведения было легче интерпретировать не так, как я задумывал, поэтому я пытаюсь быть более аккуратным с вариантами трактовок. Когда я слушаю песни, то слова обретают для меня смысл. Но если музыкант скажет: «Это неправильная интерпретация», — будет облом. Для художника важно оставлять каждому человеку пространство для создания собственных смыслов и выстраивания отношений с произведением», — сказал Фейри, завершая экскурсия и предоставляя зрителю свободу для собственного «форс-мажора».

Подпишитесь на рассылку из разных профессиональных областей — журналистики, цифровых медиа, дизайна, кино, социальных наук и других областей
Подписываясь на новости, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных