9.2. Юлия Опутина. Что в голове уличного художника?
......... Близнецы стрит-арт дуэта ZTWINS, превращающие рабочие цеха в объект искусства – о коммерции в уличной культуре, смысле образования и своих мечтах.
......... В 2007 году белгородские райтеры, два брата Юрий и Анатолий Зеленские первый раз попробовали силы на городском фестивале граффити, куда их отправила школьный учитель, поймав в процессе прогула. Тогда они изобразили название родного города, добавив элементы скейтборда, так как в то время активно катались. По воспоминаниям, фестиваль был абсолютным творческим безумием и вдохновил на эксперименты. Сегодня администрация Белгорода пригласила их в качестве известных отечественных художников расписать здание музыкального колледжа им. С.А. Дегтярева, по иронии, рядом со сквером, где ребята когда-то начинали.
......... Юлия Опутина: Уличные художники выбирают для своих работ заброшенные стены, заводы, гаражи, чтобы творить спокойно, вы же работаете на согласованных площадках. Почему? Не хотите проблем с властями?
......... ZTWINS: Мы рисуем как на легальных, так и на нелегальных стенах. В рамках согласованных проектов у нас появляются ресурсы, а это возможность поработать с новыми материалами и крутыми локациями. На несанкционированных площадках свои эксперименты.
Белгород. 2015 год. Из архива ZTWINS
......... Ю.О.: У вас есть ощущение, что уличное искусство коммерциализируется и власти используют художников для оформления домов и продвижения своих патриотических линий?
.........ZTWINS: Когда власти создают фасады на социальные и патриотические темы, то это уже к искусству не имеет никакого отношения. Нам не нравится, когда людей путают, называя это стрит-артом. Нет. Это реклама, расписанная вручную. Власти довольно быстро освоили этот инструмент. Полно примеров, когда благодаря ему пробуждают интерес к неблагополучным городам или районам, привлекая к ним инвесторов и повышая уровень жизни. Если говорить о России, то это фестиваль «Арт-овраг» в Выксе (Нижегородская область). Или польский некогда индустриальный город Лодзь, который после экономического спада превратился в один из центров восточно-европейского уличного искусства. В Лондоне это район Шордич, опустевший к концу двадцатого века, а сегодня сплошь покрытый граффити и весьма популярный.
......... Ю.О.: Что вы пытаетесь изменить в городе и каким образом выстраиваете свои отношения с ним?
......... ZTWINS: Индустриальные конструкции, заводы, все это люди часто не замечают, так как для них это лишь городской фон. Но если их грамотно подсветить, выделить цветом, то при взгляде появится ощущение движения. Это магия. И мы ее творим. Нам с братом нравится, когда работа помещена в архитектурную среду. Промышленная абстракция, геометрия – наш стиль. Мы пришли к нему не сразу. Сначала это были граффити, первые – на бумаге, но со шрифтами не заладилось. Потом мы переключились на персонажей, далее был какой-то реализм. В 2014 году, мы тогда как раз учились на архитектурном (Прим.: оба художника имеют высшее архитектурное образование), делали учебный проект. На каком-то этапе решили вытянуть оттуда графику и сделать эту работу в масштабе на стройке. Сделали и поняли, как это круто. Что можно вписать работу в среду, используя индустриальную тематику, играя при этом не на смыслах, а на ощущениях, динамике, цветовосприятии. Мы нащупали свое. И понеслась.
Берлин. 2019 год. ZTWINS
......... Ю.О.: Мне импонирует ваш подход: благодаря вам и таким, как вы, промышленные зоны и другие, ранее неприметные пространства, органично вливаются в городскую среду. Что вам помогает в работе?
.........ZTWINS: Нам с братом архитектурное образование сильно помогает. В течение семи лет мы учились и научились работать с композицией так, чтобы вся наша абстракция и геометрия не выглядела каким-то хаосом. Образование вообще помогает художнику делать работы качественными, выразительными, более глубокими. Посмотрите на проекты того же Тимофея Ради. Нам нравится, как он работает со смыслом, сохраняя при этом выразительную подачу. И делать ему это, думается, помогает философский факультет. Или каллиграфист Pokras Lampas, который владеет техникой и имеет 380 тысяч подписчиков в Инстаграме. (Прим.: пять лет в институте на специалиста по рекламе). Научить стрит-арту нельзя, конечно, но опереться на свое образование в творчестве всегда можно.
......... Ю.О.: А как вы относитесь к хайпу?
......... ZTWINS: Это отражение нашего времени. Все хотят быстро взлететь, стать известным. Людям буквально сносит голову.
......... Ю.О.: Поговорим о популярности. Знаю, что в апреле вы делали новую экспозицию на СТЕНЕ Винзавода «Иллюзия VS Реальность». Проект задуман как дискуссия, новый слой – новый призыв. Эта работа на известной и популярной выставочной площадке в центре Москвы как-то отразилась на вашем творчестве? Проект стал первым в столице? К чему вообще призывали?
......... ZTWINS: Нет, это работа в Москве не первая. До нее мы рисовали, но делали это в закрытых пространствах. Когда в мастерской ARHPOLE открывался новый металлический цех, мы сделали там композицию из металлических деталей, которые пересекаются и создают поток. И когда цех загрузили станками, то пространство будто стало цельным, наполненным. Мы в этот проект по конкурсу пришли. Им очень гордимся. СТЕНА же стала первой открытой площадкой в столице, что для нас было некой «отчиткой», то есть вехой в творчестве. Потому что это пространство в центре города, с огромным потоком людей, и сделать там работу – это определенный этап развития нас как художников, возможность заявить о себе громко.
......... В этой работе мы хотели создать иллюзию, будто стена рушится, и в момент разрушения возникает много реальностей и плоскостей. Стена начинает обсыпаться на осколки, и эта графика подчинена своему движению, где на первый план выходят зеркала – наше отражение. Хотелось показать, что существуют различные реальности, что нельзя быть уверенным в том, что мы видим, всегда есть иные точки зрения. Об этом, собственно, дискуссия.
Москва. 2019 год. Из архива ZTWINS
......... Ю.О.: О точках зрения. Есть мнение, что у российского уличного искусства нет своего лица. Оно много берет с Запада, но противопоставить нам абсолютно нечего. Смотри, у Великобритании ориентиры политико-социальные, в Италии стрит-арт античный, Бразилию объединяют яркие краски, а что в России сейчас?
......... ZTWINS: У нас много кто работает с текстом. Граффити-сцена испытывает сейчас небольшой кризис, художников появляется немного, да и сама субкультура закрытая, ей диалог с обществом-то и не нужен по большому счету. Но с концептуальным текстом сейчас творят крутые вещи. Да, эти работы западному зрителю будут непонятны, но это неплохо, в этом есть самобытность. Да и вообще сейчас подрастает новая смена – Саша Демкин, Ваня Найнти, Юля Pink power, мы. Хоть и держим связь, но делаем что-то свое. А будет ли нас объединять какой-то общий посыл пока неизвестно. Но у нас с братом есть мечта.
......... Ю.О.: Какая?
......... ZTWINS: Объединить всех уличных художников, рисующих абстрактное, в одном фестивале или в проекте под одной крышей. В России таких ребят немного и такие работы как вспышки. Но из этого могло бы получиться мощное движение внутри уличной культуры.
......... А еще хотим сделать проект в открытом пространстве, где был бы бетонный пол или подпорная стенка, которая полностью погружалась бы в природный ландшафт. И сделать на ней работу, что отразила бы ощущение свободы, но при этом максимально вписалась. Так что две мечты получается. Нет, подожди, еще с Zoerом CSX поработать. Это французский уличный художник. Он смешивает промышленный дизайн, иллюстрации, граффити, стены расписывает. Три мечты, короче.
Белгород. 2019 год. Идеей к созданию проекта послужила цитата Иоганна Гёте «Архитектура – музыка, заставшая в камне». Здание музыкального колледжа им. С.А. Дегтярева. Из архива ZTWINS
9.1. Юлия Опутина. Эксперименты на людях
......... В Москве прошел фестиваль экспериментальной хореографии
Фотография взята с сайта ncsm.by
......... Идея создать своего рода лабораторию для танцевальных опытов, территорию творческой свободы движения и воспитать своего думающего зрителя пришла к организаторам фестиваля «Ключи», ребятам из уличной команды Jack's Garret очень кстати. Ведь по-настоящему новое рождается только в ходе эксперимента. А нового российскому танцу очень не хватало.
......... «Ключи» собрали в культурном центре «Москвич» современных хореографов, перформеров и импровизаторов уже в пятый раз. Поговорим о том, что вы пропустили и стоит ли об этом горевать.
В агонии и огне
......... Если вас там не было, то можете смело начинать реветь, хотя бы потому, что вы пропустили прочтения Парфюмера от команды профессиональных стрип-див AGNY. Не говоря уже обо всем остальном.
......... Эта команда постоянно эпатирует не только российскую, но и международную публику. Они ездили на мировой чемпионат World of Dance в США, с блеском показывали себя на шоу лучших хореографов России Respect ShowCase и задрали планку стрип-пластики выше некуда. Хореографом команды является известная в танцевальных кругах Настя Юрасова. В свое время она не только основала свой стиль танца, организовала крупный фестиваль и делала постановки в проекте «Танцы на ТНТ», она буквально подняла женское направление движения на новый уровень и то, что происходило на сцене «Москвича» в этот воскресный вечер – прямое тому доказательство. Даже не верится, что начинала она преподавателем в фитнес-центре.
......... По началу действия стрипластические корни хореографии даже не видны, несмотря на то что все танцовщицы работают в стрипах (туфли на высоком каблуке, зрительно удлиняющие ноги). Спектакль рассказывает историю поисков идеала любви, идеального себя, но не со стороны жизнеутверждающего сюжета, а наоборот: тьма и безумие задают правила игры. Что может остановить того, кто готов на все ради истинного совершенства? Ничего. И девушек ничего не остановило. Да, Настя делала этот спектакль не одна, все танцовщицы отмечены как хореографы этой работы – коллективной, сильной, женской работы над произведением искусства. И да, современному танцу тренд феминизма не интересен.
Уфимский стиль ужасов
......... Гран-при фестиваля взяли мировые чемпионы Dancehall Master World Choreo 2018 группа FRG CREW из Уфы, благодаря которой пару лет назад об Уфе заговорили как о столице российского dancehall. Создателем, хореографом и постановщиком в команде является Алена Гуменная, которая также член известнейшей мировой команды AUTHENTIC DANCAZ, а все участницы имеют высшие титулы Dancehall культуры.
......... В своей работе на физическом, визуальном и ассоциативном уровнях они воплотили японский фильм ужасов, смешав несколько разных стилей и акробатические трюки. Получилось телесное кино о переселение души после смерти, где в покинутое душой тело вселился «гость» и тело приняло другой облик.
......... По неслучайному совпадению работе с говорящим названием «Пробуждение: Реинкарнация» достались не только деньги, право ставить свой спектакль в следующем году, но и зрительские симпатии, вычисленные путем голосования, что на фестивале за пять лет произошло впервые. Похоже, думающий зритель рос, рос, да вырос.
Опомнись
......... В основе современного танца лежит интеллектуальность. Религиозная, социальная, развлекательная подоплеки в прошлом. Без идеи, задуманной постановщиком и считанной зрителем, любая хореография – набор движений. Российские танцоры это понимают и идея всегда наличествует. Качество постановки отличает лишь один момент - хореография нанизана на идею и ею движима или же хореография идеей сверху просто присыпана.
......... Из двенадцати работ, отобранных организаторами для фестиваля, половина сделана региональными группами, поэтому мероприятие по-честному российского масштаба. Исторически сложилось, что современный российский танец появился не там, где сильны академические традиции. Именно провинция послужила сценической площадкой для становления нового: центрами стали Пермь, Екатеринбург, Челябинск, Новосибирск, Кострома. И так не только в России, во Франции тоже самое, только на Западе эта централизация сделана намеренно, с целью оставить молодежь в маленьких городах, у нас же это получилось скорее случайно, без грандиозного плана государства. И сегодня, несмотря на то, что муниципальные власти начинают понемногу поддерживать современный танец, об осознанной государственной политике говорить пока рано и фестивали, как и прежде, остаются опорными точками этой формы искусства.
......... География «Ключей» очень четко демонстрирует этот факт. Из двенадцати постановок только три столичные, для справедливости три из Санкт-Петербурга, остальные — это Казань, Уфа, Вологда, Ростов-на-Дону, Иваново. И один дуэт из Киева.
......... Казанский коллектив ШЕД продемонстрировал на фестивале постановку «Опомнись», и это не только название песни Ивана Дорна, ставший саундтреком проекту. В нашем языке это призыв, который заставляет вернуться в реальность, протрезветь, своего рода пощечина. И дана она залу была очень грамотно, в исполнении двух молодых танцовщиков, совместивших на сцене contemporary и уличные танцы. Плавность и медленность первой постановки фестиваля через минуту была прервана звонким ударом по лицу и выкриком «Опомнись!», после чего хореография танца приобрела быстрый темп, резкий стиль и тревожную музыку, полностью сменив атмосферу в зале.
......... Еще одной важной работой стали «Чертоги» мастерской танца FUNKINSHTEIN из Ростова-на-Дону. В них передана мысль о том, что прошлое, настоящее и будущее не имеют значения: есть только измерение, в котором все идет так, как должно идти. Но если заменить лишь одну грань, то смысл в корне поменяется. И в постановке все менялось. Танцоры то и дело будто бы втекали и вытекали друг из друга, создавая своими телами фракталы. В какой-то момент было похоже, что на сцене не трое выступающих, а гораздо больше, настолько технично они меняли границы создаваемых фигур.
......... Необычной работой в плане подачи стала постановка-рефлексия о еврейском народе в годы Второй мировой, где молодой хореограф из Нижнего Новогорода Борис Шерайзин совместил японский стиль буто с техникой современного паппинга и компьютерной игрой Minecraft, карта которой была выстроена по образцу концентрационного лагеря Аушвиц и показана на большом экране. Танцор все время интегрировался в карту, в процессе движения приближаясь и отдаляясь от экрана так, чтобы из зрительного зала казалось, что он компьютерный персонаж-герой этой истории. В конце на экране появился текст «Это моя история. Я принимаю. И иду дальше», что позволит зрителю эту тему прожить до конца, отрефлексировать.
......... Словом, с идеями у современных молодых хореографов все кажется нормально. Они есть и они на своем месте. И пусть когда-то современный танец Россией был полностью заимствован, буквально завезен из Германии Дункан, сегодня он приобретает аутентичность, пусть и пока только в экспериментальных кругах.
Подпишитесь на рассылку из разных профессиональных областей — журналистики, цифровых медиа, дизайна, кино, социальных наук и других областей
Подписываясь на новости, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных