2.3. Анастасия Верховенцева. Диск (D:) Данини: куда попадут Ельцин, Сапер и пользовательские файлы
......... Работы Данини из серии «Окна», которые были начаты в 2017 году, меняются от выставки к выставке. Герои — уставший Ельцин и виндоусовский помощник – Скрепыш, изображенные на холстах, фресках и вышитых вручную гобеленах, говорят каждый раз новое, а о старом будто забывают.
Фото с сайта галереи: fragmentgallery.com.
......... В новой серии «Диск (D:)», представленной в галерее Fragment Gallery (пространство Cube, Ritz Carlton) Данини распаковывает файлы-воспоминания о девяностых с их политической нестабильностью и символикой операционной системы Windows.
......... На персональной выставке художница, известная больше своими перформансами, делит работы на временные слои: текстуры перемещаются друг на друга, с настенных ковров вышивка стремиться перейти на стены условного общего «падика» с выкрашенными в зеленый стенами.
......... Мир, погруженный в коробку подъезда, загружается в стационарный компьютерный блок и помещается прямиком на Диск (D:). Даже не на основной, а на резервный — как потертое воспоминание, которое окончательно стереть никак не доходят руки.
Фото с сайта галереи: fragmentgallery.com.
......... На настенных коврах, которые обитатели хрущевок с пола перенесли на стены, чтобы защищаться от холода и добиться маломальской звукоизоляции, проступает виртуальный мир операционной системы. Коврами защищен мир внешний, пространство убежища-комнаты, интернетом — внутренний.
......... Когда во внешнем мире хаос и распад, то Windows 95 или 98 становятся островом стабильности, хотя и до них добирается политическая реальность. На окно Paint с горящим Белым домом — работу Background — налетает (будто ошибкой) окно с уставшим и уходящим Ельциным 1999 года — «Я ухожу.bmp». Курсор тянется к корзине.
......... Подъезд Данини на самом деле притворяется подъездом — скорее объединенное багом пространство с всплывающими окнами косынки, сапера, календаря с символической датой: 4.09.1993 — это Time Properties. Способствовать осознанию происходящего призван маленький виндоусовский помощник Скрепыш: не мигая смотрит, ухмыляется, предлагает сохранить внесенные изменения.
Фото с сайта галереи: fragmentgallery.com.
......... Выход из комнаты выдает ошибку. Рефреном работы «Не выходи из комнаты» ошибка долетает до нас, наслаивается и перекрывает все рабочие окна. Проблема эмоционального выгорания, усталость от беспрерывных перемен в окружающем мире, тщетные попытки эти изменения осознать — все это слышится в стихотворении Бродского, ставшего своеобразным мемом.
......... Взаимодействие с компьютером в 90-е похоже на детский солипсизм, отрицание существования других. Пока другая операционная система, находящаяся в голове человека, ломается и пытается схватиться за наивный интерфейс, стабильное и осязаемое.
Фото с сайта галереи: fragmentgallery.com.
......... Это «Меланхолическое желание вернуться — мыслями или на самом деле — в прежнее время своей жизни, к себе домой или на родину, к семье и друзьям» — словарное определение ностальгии, вышитое на настенном ковре с изображением «Утра в сосновом лесу». Мифологический образ, появляющийся, когда ты нажимаешь не на ту клетку в Сапере. Это файлы, постоянно отправляемые в папку с причудливым символическим названием, но никогда не доходящие до места отправления, как попытка войти с целью обязательно вернуться.
2.2. Анастасия Верховенцева. Стирая границы: шесть институций и одна точка сборки на Винзавод.Open
......... Винзавод.Open — масштабная выставка с представлением образовательных столичных институций во второй раз проходит на территории арт-кластера и напоминает скорее единую тотальную инсталляцию с панорамным эффектом.
......... Институт «База», Института современного искусства, Школа фотографии и мультимедиа им. Родченко, Школа дизайна РАНХиГС, Школа-студия МХАТ и Британская высшая школа дизайна объединились в рамках направления Образование, придуманное Винзаводом как раз для поддержки лучших инициатив в области просвещения на территории современного искусства и культуры в целом.
......... Собрали короткую инструкцию, как разобраться в учебных лабиринтах и не потеряться в подземелье Большого винохранилища.
Британка / Цех Красного
......... Цех Красного Британская высшая школа дизайна поделила на два направления: проект «Сосуществование: обозначение границ» выпускников программы «Современное искусство» и «Портал человеческого единства» студентов программы «Мультимедиа-арт».
......... «Сосуществование» про границы на разном уровне. Точка отсчета в восприятии и принятии художником себя как личность (или как другую личность, которая творит). Эта личность встречает других и вступает с ними в диалог: сначала на уровне взаимоотношений «я и ты», затем — «я и они». Социальные структуры покрывают все выставочное пространство, не столько про ответы, а скорее про новые вопросы.
......... «Портал человеческого единства» открывает три портала. Портал первый: «64 круга» — видеоряд перформанса-воспроизведения о коммуникации между властью и социумом. Второй: отдельная, погруженная во тьму и звуковую аудиоинсталляцию комната проекта «Смерть искусству» — эмбиент-заклинания студентов из русской поэзии. Третий портал, посвященный размышлениям о цикле начала и конца, — «Из нас прорастут деревья» — откроется в одном из московских театров в июле.
Школа Родченко / Цех Белого
......... После Британки лестница наверх ведет в Цех Белого, где представлена «Учебная тревога» Школы Родченко. «Тревога» объявила мобилизацию работ студентов и выпускников Школы и объединила лучшие из них в одном пространстве.
......... Технически это не фото, видео или живопись, а все вместе, включая скульптуру и цифровое искусство. За стенами с фотографиями и живописью прячутся комнаты с видео-спектаклями. Студенты и выпускники экспериментируют с искусственным интеллектом — зритель может прийти на выставку и фактически остаться на ней навсегда в виде отдельно живущего в параллельной реальности кролика-аватара.
Институт современного искусства / Большое Винохранилище (часть справа)
......... В Большом Винохранилище, на минус третьем этаже критика антропоцена от Института БАЗА и исследование сообществ от Института современного искусства.
......... Кажется, пространство подвала обеими институциями выбрано не случайно, как намеренный выход из белого куба — искусство, которое может быть представлено везде. Андеграунд.
......... В «Сообществах и пространствах» Института современного искусства экспозиция организована как лабиринт и исследует группировки внутри самого учреждения, возникавших на протяжении всей истории существования до сегодняшнего момента.
......... Комнаты представлены в виде лабиринта: из одной комнаты можно выйти в другую, и не всегда понятно, куда одна из комнат приведет. Навигация нарочито отсутствует и границы коллективов условно разделены фанерными перегородками. Синтетически верное решение: перегруженные предметами пространства находят друг на друга, разъединяются, сливаются и становятся похожими на одну большую матрицу.
Институт БАЗА / Большое Винохранилище (часть слева)
......... В левой части Большого Винохранилища — выставка Базы, контрастирующая небольшим количеством объектов с изобилием соседей. Общей темой Базы стала критика антропоцена и попытка встать на позицию других — «Беднейшего класса: животных».
......... Пространство Базы напоминает давно покинутые человеком пространства. Их немного, они не мешают просмотру других и как будто задумались, существуя в проекциях будущего.
Школа дизайна РАНХиГС / Бродильный Цех
......... В Бродильном Цехе — проект «(Не)реально» Школы дизайна РАНХиГС. Дизайнеры в отличие от художников не стали наезжать на текущее состояние социума и противопоставлять коллективному трагедию индивидуума, а ушли в исследование визуального в виртуальном и реальном. Много постеров большого размера.
Школа-студия МХАТ / поп-ап пространство Бродильного Цеха
......... В поп-ап пространстве Бродильного Цеха 28 июня откроется выставка дипломных проектов художников-постановщиков театра МХАТ — «Ищи театр». Пока известно, что снова классики и реформаторы поспорят о границах и визуальном языке театра.
......... Важное и полезное: все институции записали аудиогиды по своим экспозициям, где авторы работ доходчиво объясняют идеи проектов. Скачивается по ссылке в каждом экспозиции во входной группе.
2.1. Анастасия Верховенцева. ОТКРЫТЫЕ СТУДИИ: Специальный проект Лаборатории журналистики третьего сезона
......... Как быть вуайеристом в цифровую эпоху и не облажаться. Все что вы хотели знать о Хичкоке, но боялись спросить у Ромы Богданова

#lookatstudios #winzavodlabs

Видео HOMMAGE, Рома Богданов
......... Художники Открытых студий Винзавода находятся под пристальным наблюдением зрителей почти постоянно. Среди резидентов нового третьего сезона — Рома Богданов, цифровой художник, который переосмысляет тему наблюдения и рассматривает её с точки зрения камеры, а не человека.
......... Отделенные перегородками, мастерские Открытых студий будто друг с другом в диалоге. Вот проект об абьюзивных отношениях, сразу за ним — простыни со следами инициации через насилие. Немного живописи, а следом — инсталляция на тему перепроизводства искусства. В одной комнате серии идентичных картинок на мифологические сюжеты, в соседней — перевоплощение медиа и сознания в цифровую эпоху. Эта перекличка сюжетов, идей, текстов, образов заставляла звучать не только отдельные работы, но и выставку в целом.
VVVVV. Серия коллажей, Рома Богданов
......... Кажется, есть определенная логика, в том, что круг экспозиции замыкался на цифровых коллажах и видео Ромы Богданова.
......... Художник отталкивается от «Фотоувеличения» Антониони, тоже плотно встроенного в колею культурных продуктов, развивающих тему наблюдения. Идеи, образы, речевые фигуры кочуют из фильма в фильм, из книги в книгу, рифмуются, тасуются, пародируются, и ты уже совсем не понимаешь, с чего все началось. Достаточно сказать, что режиссёр вдохновился рассказом Кортасара «Слюни дьявола», а он, в свою очередь, — фильмом «Окно во двор» Хичкока, снятым по книге. Фигура наблюдения как насильственного вторжения в частную жизнь объединила аргентинского модерниста, европейского классика и изобретателя современного представления о страшном и увлекательном. Это свободное скольжение по жанрам, эпохам и контекстам — существенная черта искусства Богданова — отлично рифмовалась с диалогичным, контекстуальным характером выставки.
Рабочий стол Романа Богданова
......... Работы Богданова позволяют задаться вопросом об историчности наблюдения, изучить генеалогию этого понятия. Если совсем просто, что в пятидесятые, что в конце десятых люди предпочитали наблюдать за другими людьми. Объект слежки не изменился, а вот субъект стал абсолютно неузнаваем. Глаза людей сменились объективом фотоаппарата, затем — бездушными камерами наблюдения и, наконец, совершенно обезличенными нейросетями, искусственным интеллектом, программами сбора больших данных. Люди перепоручили свою способность наблюдать технике, отказавшись даже от такой малотрудозатратной деятельности как пассивное созерцание.
VVVVV. Серия коллажей и видео HOMMAGE, Рома Богданов
......... Рома Богданов не фотограф: все фотографии, использованные в коллажах, взяты с наружных камер наблюдения и из фильма и дополнены акцентами, имитирующими фокусировку на объекте. Сверху по центру висит фото, которое герой фильма увеличил и понял, что снял убийство, а не любовную сцену. С этой фотографии, снятой в пленочном, а затем оцифрованном фильме, Рома Богданов сделал скриншот на своём компьютере. Фотография — живое свидетельство неразрывной связи смысла с медиумом. Меняется материал, трансформируется высказывание. Фотография как будто переплела два мира: (не)видимый человеком и хорошо ощутимый для аппарата.
......... С появлением технологий, не зависящих от так называемого человеческого фактора — чувств и невнимательности, мир и правда расслоился на две части. И если герои рассказа Кортасара и фильма Антониони с помощью фотографии видят смысл, который не могли бы заметить собственными глазами, то в цифровую эпоху функция распознавания и анализа образа ложится на другое, уже не человеческое, сознание. И зрители Богданова могут попытаться примерить этот тип мышления на себя, перевоплощаясь в «цифрового вуайериста».
Видео HOMMAGE, Рома Богданов
......... Серия коллажей называется пятью буквами: VVVVV. Это пять признаков работы с большим массивом данных: Volume (объём), Velocity (скорость прироста), Variety (вариативность), Veracity (достоверность) и Viability (жизнеспособность). Сначала букв было три, но уже говорят о существовании семи V: появляются дополнительные Value (ценность) и Visualization (визуализация), которые художник отбросил за ненадобностью или потому, что взялся сам их реализовывать в своих коллажах. Признаков становится все больше по мере роста объема информации. Впрочем, для стороннего человека все эти термины остаются тайной грамотой.
......... От коллажей (или к коллажам; направление равностороннее) тянутся красные нити к видеоряду — физические нити, а не журналистские клише советских времен. Видео HOMMAGE (с фр. «почесть») — важнейшее напоминание о предыдущих работах художника, который долгое время занимается психологией человека в пост-цифровую эпоху.
VVVVV. Серия коллажей и видео HOMMAGE, Рома Богданов
......... Зрители стоят перед проектором и нетерпеливо ждут, когда на экране хоть что-нибудь появится. Сначала на проекции из ничего вырисовывается рука, а затем и весь силуэт человека. Одна из зрительниц думает, что изображение ожило из-за её движения. Ей кажется, что она поняла, как это работает. На деле, работает, конечно, не так — изображение так или иначе появилось бы, но её мысль об интегрированности в действие недалека от истины.
......... Силуэты пытаются вырваться за пределы стены — нащупывают перегородку и отступают. Иногда на проекции появляется сразу несколько теней людей, но все они стоят обособленно и отстранённо друг от друга. Эти тени людей, попеременно появляющиеся и исчезающие на проекции, — отражение нашего сознания, погрязшего в цифровом белом шуме. Сознание словно стремится вырваться из зашумлённого, почти бессознательного, пространства, но от него остались одни тени и одно отражение.
......... Ирония в том, что «Открытые студии» — это не просто мастерская или резиденция. Это еще реалити-шоу или паноптикум Иеремии Бентама. Любой прохожий может зайти в помещение и сколько вздумается пожирать глазами художника в самой интимной ситуации — за работой. Это покруче, чем смотреть в бинокль на красавицу-соседку из дома напротив. Так что резиденту «Студий» пришлось самому стать добровольной жертвой особо изощренного вуайеризма — неудержимого влечения к творчеству. Художник говорит, что сначала было страшно, но потом он «начал получать кайф».
Подпишитесь на рассылку из разных профессиональных областей — журналистики, цифровых медиа, дизайна, кино, социальных наук и других областей
Подписываясь на новости, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных