2.1. Анастасия Верховенцева. ОТКРЫТЫЕ СТУДИИ: Специальный проект Лаборатории журналистки третьего сезона.
......... Как быть вуайеристом в цифровую эпоху и не облажаться. Все что вы хотели знать о Хичкоке, но боялись спросить у Ромы Богданова

#lookatstudios #winzavodlabs

......... Художники Открытых студий Винзавода находятся под пристальным наблюдением зрителей почти постоянно. Среди резидентов нового третьего сезона — Рома Богданов, цифровой художник, который переосмысляет тему наблюдения и рассматривает её с точки зрения камеры, а не человека.
......... Отделенные перегородками, мастерские Открытых студий будто друг с другом в диалоге. Вот проект об абьюзивных отношениях, сразу за ним — простыни со следами инициации через насилие. Немного живописи, а следом — инсталляция на тему перепроизводства искусства. В одной комнате серии идентичных картинок на мифологические сюжеты, в соседней — перевоплощение медиа и сознания в цифровую эпоху. Эта перекличка сюжетов, идей, текстов, образов заставляла звучать не только отдельные работы, но и выставку в целом.
......... Кажется, есть определенная логика, в том, что круг экспозиции замыкался на цифровых коллажах и видео Ромы Богданова.
......... Художник отталкивается от «Фотоувеличения» Антониони, тоже плотно встроенного в колею культурных продуктов, развивающих тему наблюдения. Идеи, образы, речевые фигуры кочуют из фильма в фильм, из книги в книгу, рифмуются, тасуются, пародируются, и ты уже совсем не понимаешь, с чего все началось. Достаточно сказать, что режиссёр вдохновился рассказом Кортасара «Слюни дьявола», а он, в свою очередь, — фильмом «Окно во двор» Хичкока, снятым по книге. Фигура наблюдения как насильственного вторжения в частную жизнь объединила аргентинского модерниста, европейского классика и изобретателя современного представления о страшном и увлекательном. Это свободное скольжение по жанрам, эпохам и контекстам — существенная черта искусства Богданова — отлично рифмовалась с диалогичным, контекстуальным характером выставки.
......... Работы Богданова позволяют задаться вопросом об историчности наблюдения, изучить генеалогию этого понятия. Если совсем просто, что в пятидесятые, что в конце десятых люди предпочитали наблюдать за другими людьми. Объект слежки не изменился, а вот субъект стал абсолютно неузнаваем. Глаза людей сменились объективом фотоаппарата, затем — бездушными камерами наблюдения и, наконец, совершенно обезличенными нейросетями, искусственным интеллектом, программами сбора больших данных. Люди перепоручили свою способность наблюдать технике, отказавшись даже от такой малотрудозатратной деятельности как пассивное созерцание.
......... Рома Богданов не фотограф: все фотографии, использованные в коллажах, взяты с наружных камер наблюдения и из фильма и дополнены акцентами, имитирующими фокусировку на объекте. Сверху по центру висит фото, которое герой фильма увеличил и понял, что снял убийство, а не любовную сцену. С этой фотографии, снятой в пленочном, а затем оцифрованном фильме, Рома Богданов сделал скриншот на своём компьютере. Фотография — живое свидетельство неразрывной связи смысла с медиумом. Меняется материал, трансформируется высказывание. Фотография как будто переплела два мира: (не)видимый человеком и хорошо ощутимый для аппарата.
......... С появлением технологий, не зависящих от так называемого человеческого фактора — чувств и невнимательности, мир и правда расслоился на две части. И если герои рассказа Кортасара и фильма Антониони с помощью фотографии видят смысл, который не могли бы заметить собственными глазами, то в цифровую эпоху функция распознавания и анализа образа ложится на другое, уже не человеческое, сознание. И зрители Богданова могут попытаться примерить этот тип мышления на себя, перевоплощаясь в «цифрового вуайериста».
......... Серия коллажей называется пятью буквами: VVVVV. Это пять признаков работы с большим массивом данных: Volume (объём), Velocity (скорость прироста), Variety (вариативность), Veracity (достоверность) и Viability (жизнеспособность). Сначала букв было три, но уже говорят о существовании семи V: появляются дополнительные Value (ценность) и Visualization (визуализация), которые художник отбросил за ненадобностью или потому, что взялся сам их реализовывать в своих коллажах. Признаков становится все больше по мере роста объема информации. Впрочем, для стороннего человека все эти термины остаются тайной грамотой.
......... От коллажей (или к коллажам; направление равностороннее) тянутся красные нити к видеоряду — физические нити, а не журналистские клише советских времен. Видео HOMMAGE (с фр. «почесть») — важнейшее напоминание о предыдущих работах художника, который долгое время занимается психологией человека в пост-цифровую эпоху.
......... Зрители стоят перед проектором и нетерпеливо ждут, когда на экране хоть что-нибудь появится. Сначала на проекции из ничего вырисовывается рука, а затем и весь силуэт человека. Одна из зрительниц думает, что изображение ожило из-за её движения. Ей кажется, что она поняла, как это работает. На деле, работает, конечно, не так — изображение так или иначе появилось бы, но её мысль об интегрированности в действие недалека от истины.
......... Силуэты пытаются вырваться за пределы стены — нащупывают перегородку и отступают. Иногда на проекции появляется сразу несколько теней людей, но все они стоят обособленно и отстранённо друг от друга. Эти тени людей, попеременно появляющиеся и исчезающие на проекции, — отражение нашего сознания, погрязшего в цифровом белом шуме. Сознание словно стремится вырваться из зашумлённого, почти бессознательного, пространства, но от него остались одни тени и одно отражение.
......... Ирония в том, что «Открытые студии» — это не просто мастерская или резиденция. Это еще реалити-шоу или паноптикум Иеремии Бентама. Любой прохожий может зайти в помещение и сколько вздумается пожирать глазами художника в самой интимной ситуации — за работой. Это покруче, чем смотреть в бинокль на красавицу-соседку из дома напротив. Так что резиденту «Студий» пришлось самому стать добровольной жертвой особо изощренного вуайеризма — неудержимого влечения к творчеству. Художник говорит, что сначала было страшно, но потом он «начал получать кайф».
Подпишитесь на рассылку из разных профессиональных областей — журналистики, цифровых медиа, дизайна, кино, социальных наук и других областей
Подписываясь на новости, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных